АЛЬРАИД

ВСЕУКРАИНСКАЯ АССОЦИАЦИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

«Вы упрекаете нас за Крым? За нарушение прав людей? Посмотрите, что у вас самих делается!»

12.03.2018 / 404

Народные депутаты Украины Мустафа Найем, Игорь Луценко и Оксана Корчинская тоже не смогли игнорировать вопиющий произвол силовиков и 7 марта 2018 года приняли участие в пресс-конференции «Проведенные СБУ обыски в мечетях, исламских центрах и домах мусульман». Все трое депутатов были возмущены не только грубым нарушением процессуальных норм, но и дискриминацией одной религиозной организации, хорошо известной своей законопослушностью и патриотизмом, — в то время, как на реальные нарушения других организаций спецслужбы почему-то закрывают глаза.

Депутаты также обеспокоены, как это скажется на международном имидже Украины, и с какой радостью будет воспринято «за порербиком». Это мнение разделяет и российский политэмигрант Рафис Кашапов, отсидевший в российской тюрьме по сфабрикованному обвинению из-за своей правозащитной деятельности.

Тему «неравного всем равенства» первым поднял Мустафа Найем:

— Хочу подчеркнуть два аспекта ситуации: законодательный и религиозный.

По законодательному: согласно Уголовно-процессуальному кодексу следователь и прокурор, проводящие обыск, обязаны сделать все возможное, чтобы в ходе обыска и розыскных действий присутствовали или владельцы помещения, или лица, права и законные интересы которых могут быть нарушены. В этом случае мы видим, что следственные прокуроры, во-первых, специально приехали во время, когда не было собственников; во-вторых, видели, что здание не закрыто: никто не скрывал никаких вещей. Более того, они знали, что охранник не является собственником помещения. Он хотел сообщить владельцам — тем людям, права и интересы которых могут быть затронуты, но, к сожалению следователи по каким-то неизвестным причинам [считали, что] могут вломиться сами. УПК четко определяет те случаи, когда они могут самовольно заходить в помещение: только тогда, когда прямо сейчас происходит какое-то преступление, и им необходимо его остановить. Мы понимаем, что этого не было, и тут нарушен КПК. По этому поводу мы будем обращаться в комитет ВРУ для рассмотрения вопроса и анализа действий следователей, прокуроров, а также людей, присутствовавших на обыске. Хочу отметить, подобные вещи сейчас повторяются снова и снова.

Под прикрытием следственных действий происходят нарушения прав граждан, да еще и таким образом, что потом в судах все равно будет доказано, что доказательства собраны ненадлежащим образом — потому что нельзя проводить обыск вообще без понятых. Ибо мы видели эпизоды, когда в помещениях, где было якобы найдены книги, не было ни одного представителя ни владельца, ни лиц, интересы которых могут быть нарушены, ни понятых.

По религиозной составляющей: поправьте меня, если я неправ, но мне кажется, что мы в таком моменте истории, когда порождать любые межрелигиозные противостояния внутри страны, в тылу у ребят, воюющих на передовой, — это просто удар в спину. Если есть конкретные вещи, вопросы к конкретным людям и организациям — во-первых, их можно делать публично; во-вторых — пожалуйста, есть закон. Делать такие вещи — бросать тень и на правоохранительные органы, и на всю страну.

Мы понимаем, каким образом это будут показывать наши «добрые соседи» с севера. Дескать, вы упрекаете нас за Крым, нарушение  там прав людей? Посмотрите, что у вас самих делается!

И не потому, что я принадлежу к мусульманской общины, а вообще я не слышал и не знаю таких случаев — исправьте меня, — когда проводили такие обыски в других религиозных организациях. Причина не в том, что кто-то уважает религию или чьи-то права, а в простом лобби.

Они боятся. Они понимают, что, если задеть другие религиозные организации — будет сопротивление, будет какая-то реакция. Им страшно. В этом случае они не разобрались, или скорее им было наплевать, им было все равно — и в этой ситуации такое отношение и Генерального прокурора, и следственных органов к общественным явлениям — это преступление, потому что они сейчас порождают и информационную волну, и возмущение людей, и, наконец, простой вопрос: это дискриминация? Это может кому-то нравиться или нет, но во всем мире такие действия расценивают как дискриминацию.

Когда у нас ситуация с Десятинной церковью <...>, когда мы знаем о действиях других религиозных организаций на территории Украины, которые действуют как политические организации и пытаются повлиять на политическую и общественную ситуацию, и на все это закрывают глаза — это нормально, на это не обращают внимания. Единственное, что они могут сделать, — это как-то политически повлиять на эти истории и пропиариться на телевидении.

Следственных действий мы не видим. Я не вижу следственных действий ни в отношении тех людей, которые осуществляют застройки, ни в отношении тех людей, которые пытаются повлиять на политику. Поэтому, опять же, мы будем обращаться в комитет Верховной Рады. Думаю, что Парламент поддержит: в парламенте достаточно объективных нормальных людей, понимающих разницу между расследованием преступления и тем, что теперь делает Генеральная прокуратура.

Мустафу Найема поддержал Игорь Луценко:

— Очень горько видеть то, что нам показывают на видео, потому что это полностью дискредитирует СБУ и разрушает тот авторитет, который потом и кровью эта служба заработала с начала войны 2014 года.

Сегодня мы можем действительно говорить о дискриминации — к сожалению. Почему? Потому что есть неодинаковое отношение к разным конфессиям со стороны Службы безопасности Украины. Я лично неоднократно обращался в СБУ, в офис на Владимирской, по поводу того, что есть системная политика нарушения закона, игнорирование закона одной из конфессий, которой руководят из-за границы, есть здесь, в Киеве, и эффективно работает. Ответ все время была такой: мы не будем разжигать религиозные конфликты, поэтому пусть они нарушают закон.

Речь идет прежде всего о нарушении охранного, градостроительного законодательства: разрушают памятники ЮНЕСКО всемирного значения, производят на их территории хозяйственную деятельность, возводят нелегальные постройки, захватывают государственные ценные земли — это все является уголовным преступлением и предусматривает от 3 до 10 лет заключения. Никаких следственных действий! Даже регистрации производств не происходит — отказывают в регистрации!

Более того, можно сказать, что СБУ сегодня ведет официальную пропаганду в пользу этой конфессии. На одном из телеканалов выходит часовое интервью с советником, господином Тандитом, представителя одной из конфессий, где в таком комплиментарном духе воспевается деятельность по захвату исторических земель, культурного наследия, особо ценных земель. И вот буквально через неделю после такого интервью — напомню, господин Тандит там выступает абсолютно в официальном статусе советника господина Грицака: там он именно так протитрован, это не его хобби, это журналистская деятельность — через неделю после этого интервью я вижу, что происходят такие вещи: игнорирование закона СБУ, процессуальных прав, вот такие беззаконные обыски — и которыми по сути созданы логические предпосылки для атмосферы какого-то негатива по поводу именно мусульман. Но мне кажется, что СБУ уже потеряла контроль над происходящим внутри этой организации, и надо принимать достаточно радикальные меры. Спасибо.

Оксана Корчинская развила тему, подчеркнув, что атакуют наиболее проукраинскую мусульманскую организацию:

— Всем добрый день, я здесь присутствую не только как народный депутат, но и как заместитель председателя Военно-гражданского координационного штаба медицинской помощи. Исламский центр и [ДУМУ] «Умма» известны на фронте своими добровольцами волонтерами.

Сегодня мы видели — она ​​сидит здесь — Ольгу Башей. Это Народный герой Украины, один из лучших парамедиков фронта, доброволец. Шейх Саид — этот человек известен ВСЕМ вооруженным силам Украины, а также добровольцам, потому что он регулярно у нас проводит волонтерскую работу и очень много помогает фронту, капеллан наших мусульманских побратимов — как в ВСУ так и среди добровольцев. Ведь нас очень много, как в ВСУ, так и среди добровольцев, ДУКов (добровольческих украинских корпусов. — Ред.) Правого сектора верующих именно этого духовного управления и этих центров.

Я никогда не поверю, что правоохранительные органы Украины не знают, что именно этот центр — проукраинский. В мусульманском движении Украины — так же, как, к сожалению, и в православии — есть направление проукраинское и пророссийское.

У меня как раз вопрос к нашим правоохранительным органам: мне стыдно, что, когда в стране идет война, лишь 2,5% бюджета идет на оборонные нужды, и столько же — на правоохранительные органы. Мы строим что, полицейскую страну, вот с такими проявлениями? За неделю слишком много неуважения к гражданам Украины.

Для меня сейчас важно, что это [не просто] неуважение к гражданам Украины, какой бы конфессии они ни были, но [неуважение] к тем нашим побратимам-мусульманам, которые являются ярко проукраинскими за время существования. Ни для кого не секрет, в том числе и для правоохранительных органов, что уже много лет УПЦ МП блокирует вступление этого уважаемого мусульманского объединения в Совет Церквей. Поэтому я вижу здесь непосредственно работу нашего врага — Московии, которая через наши правоохранительные органы осуществляет работу в своих интересах. Поскольку то, как они это сделали, при каких условиях, какими механизмами, понимая общественный резонанс, — это действительно на руку Москве.

Надеюсь, что среди руководителей СБУ найдутся те непосредственные руководители, которые все выяснят и принесут извинения исламскому культурному центру, «Умме» и всем мусульманам Украины за такие действия. Ибо, как сказал мой коллега Рефат Чубаров, это совершенно не случайно происходит перед выборами в России, когда представители американского правительства и некоторые европейцы заявили, что они готовы не признавать выборы российского президента на оккупированной территории Украины, — и тут такие, извините, «маски шоу»!

Трудно поверить, что это просто человеческая глупость. Я убеждена, что не только народные депутаты, присутствующие сегодня в зале, но и очень много в парламенте смогут объединиться, чтобы заставить расследовать определенные действия и прекратить такие провокации правоохранительных органов, которые — еще раз подчеркиваю — работают непосредственно в интересах страны-врага — РФ.

То, что такие методы действительно характерны для российских спецслужб, подтвердил Рафис Кашапов:

— Я вчера ознакомился перед обедом, утром, с новостями и подумал: неужели я снова оказался в Российской Федерации? Такие репрессивные меры проводят в отношении мусульман на Кавказе, Поволжье, в других субъектах — каждый день. Хочу склонить голову перед всеми депутатами и выразить большую благодарность Саиду Исмагилов. Действительно, если мы будем молчать, то завтра-послезавтра не только в отношении мусульман, но и по любого могут провести такие репрессивные меры.

Когда я сидел в тюрьме (в России. — Ред.), со мной было около 15 мусульман и около 10 из них сидели по сфабрикованным делам: им подбрасывали патроны, боеприпасы, наркотики, литературу — как сегодня показывали в видео.

    

Следите за нашими мероприятиями, новостями, обсуждайте в социальных сетях

Дружественные и партнерские ресурсы